«Госпожа Шмиц»: читка Галины Зальцман

Сегодня в проекте Драма_talk режиссер Галина Зальцман представляла читку пьесы швейцарского драматурга Лукаса Бёрфуса «Госпожа Шмиц». Читка была устроена в форме квеста-бродилки по подземной парковке отеля Sheraton.

Пьеса — о толерантности в западно-европейском духе: герои спорят и решают свои собственные психологические, ценностные проблемы, сталкиваясь с инакостью в другом человеке. Госпожа Шмиц, которая, непонятно, женщина или мужчина, тут оказывается вовсе не главным героем. Главный герой — все остальные и каждый из них. Главная проблема толерантности по-европейски, как показывает Лукас Бёрфус, это не сложность преодоления (или подавления) чужого индивидуализма, а сложность принятия его как объективного факта, не нарушающего твою реальность.

В отличие от Западной Европы, в русской культуре исторически сформировался иной тип проблематики: индивидуализм всегда должен быть преодолен, но не через насилие, как это в конечном итоге происходит у Бёрфуса, а через ту самую «отзывчивость», через обнаружение общего в частном, в другом — себя. Мне показалось любопытным, что режиссер Галина Зальцман вольно или невольно эту сложную западно-европейскую проблему прочитала «по-русски», транскрибировала ее на язык русской культуры: она дала зрителями возможность не видеть героя, о котором все говорят, а строить его образ внутри своего сознания, — образ, выраженный через других, вроде Годо Бэккета или Мадам Жана Жене. Режиссер как бы невзначай формирует у зрителей сочувствие к этому отсутствующему герою, вокруг которого цинично, со смехом и по-деловому обсуждают его/её пол, сексуальность, внешний вид и т.п. В ходе «бродилки» мы переключаемся между разными персонажами, переходя от одного места к другому, видим их всегда в разном ракурсе, с разных сторон, на разном расстоянии. Они тоже — часть нашей общей картины мира, мы и с ними себя начинаем соотносить. Когда герой с его самостоятельным голосом в мужском обличье появляется перед другими и перед зрителями, сочувствие к нему, к этому существу, исчезает. Потому что исчезает сам герой, исчезает тот самый другой, вместо него появляется белый среднестатистический мужчина, порожденный обществом, как монстр Франкенштейном. И зрители, видя его, смеются.

У Галины Зальцман швейцарская пьеса про поиски толерантности получилась про преодоление страха перед инакостью другого. А это уже современная российская тема, которая, ох, какая сложная. Было бы здорово увидеть полноценный спектакль.

В читке участвовали актёры: Наталья Кузнецова, Игорь Авров, Александр Ряписов, Александр Калугин, Марина Замыслова, Екатерина Беляева, Анна Помысухина, Артём Дубинин, Лев Харламов, а также заслуженный артист РФ Анатолий Петрович Фирстов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.